Общественно - политическая газета | г. Корсаков | 21 октября 2019г., Понедельник

СОБЫТИЯ

24 июня 2019

Помнить, чтобы жизнь продолжалась

В День Памяти и скорби мы снова возвращаемся в далекие дни июня 1941 года.

В День Памяти и скорби мы снова возвращаемся в далекие дни июня 1941 года. Война вернется к нам в кадрах кинохроники, в старых фотографиях, оживет на страницах любимых книг и фильмов. Но особо сильной печалью и болью будут вспоминать о войне те, для кого она была не только историей родной страны, но и частью их личной, неповторимой жизни.
В сорок первом, сорок памятном году многие из них были еще детьми, и поэтому смутно помнят события тех дней. Но воспоминания о голоде, страхе, бедах, которые взвалила на их детские плечи война, они пронесли через всю жизнь.
– Когда началась война, мне еще не было шести лет, – рассказывает корсаковская пенсионерка Лидия Аркадьевна Тютерева. – Мы жили в небольшой деревушке Кировской области. В то время еще не во всех деревнях было проведено радио, а у нас так даже электричества не было. Поэтому война пришла к нам как‐то тихо. Но сразу же изменила всю нашу жизнь. Ушел на фронт отец. И я никак не могла понять, почему его больше нет с нами? Как прожить без него? Денег в колхозах тогда не платили. Выдавали на трудодни немного из того, что крестьяне сами вырастили на колхозных полях. В основном кормились со своих огородов. А много там вырастишь без мужских рук? Сидели почти без еды, без света. Я попыталась по‐детски убежать, сбежать от голода и наступившей безрадостной жизни. Пешком ушла за много километров в райцентр, где жила моя бабушка. А там, рядом с ее домом, был плац, покрытый булыжником, на котором дни и ночи напролет проходили подготовку новобранцы. И мы засыпали и просыпались под грохот сапог. Одних выучат – отправят на фронт. Наберут новых. И снова с утра до вечера слышно «топ, топ, топ»… И все под песню «Вставай, страна огромная!». Это была песня моего детства. Я до сих пор помню в ней каждое слово.
– Сколько всего пришлось вынести за военные годы моим ровесникам – этого, сколько ни рассказывай, все равно до конца никогда не расскажешь, – горько вздыхает Лидия Аркадьевна. – Но, может быть, поэтому мы, дети войны, выросли такими активными, боевыми?
А знаете, как мало было известно в конце сороковых годов про Сахалин? Что это за край? Какая там погода, как люди живут? Никто ничего не знал! А предложили мне и моим подругам приехать сюда на работу, мы не испугались! Сели в поезд, толком не одетые, не обутые, и поехали! Сахалин после войны наше поколение начало осваивать, семьи заводить. Я до их пор не люблю сидеть ложа руки. Вместе с клубом «Бархатный сезон» во всех мероприятиях участвую: в концертах, в благотворительной помощи. Такое вот наше поколение.
Михаил Васильевич Воробьев тоже относится к тем людям, о которых говорят «человек с активной гражданской позицией». Как член корсаковского Совета ветеранов войны, труда Вооруженных Сил и правоохранительных органов, он ведет большую общественную работу. Он неизменный участник всех городских мероприятий патриотической направленности, часто бывает в школах, детских садах, где рассказывает о том, как необходимо беречь мир. К его отеческим наставлениям невозможно остаться равнодушным – он болеет душой за наше будущее, за будущее грядущих поколений россиян.
В начале войны ему было только четыре года. Поэтому, как уходил на фронт отец, как немцы занимали его родной город Карачев на Брянщине, он не помнит. Но хорошо запомнилось чувство горькой обиды, от того, что его семью немецкие оккупанты выгнали из дома, и пришлось жить в каких‐то подвалах, сараях… Родной брат матери забрал сестру и племянников в партизанский отряд. Когда после тяжелого боя почти все мужчины‐партизаны погибли, пленных женщин и детей угнали в Германию в концлагерь. Взрослые работали с раннего утра до позднего вечера. И только раз в неделю мамы могли увидеть своих детей. Детей же жестоко били за любую попытку говорить на родном языке. У каждого ребенка на рубашке был нашит номер группы крови. Кровь у них брали регулярно для немецких солдат. Тех, кто, ослабев от голода и издевательств, не мог работать, отправляли в газовые камеры.
– Все эти воспоминания всегда со мной. Лица моих друзей, их родителей, с которыми мы жили за проволокой концлагеря, голод, смерть, дымящиеся трубы печей… Разве такое забудешь? – говорит Михаил Васильевич.
Да и нельзя забывать! Каждое новое поколение должно знать, какой ценой досталась нам Победа, как безжалостно отнимает война детство, здоровье и жизнь. Дети, внуки и правнуки воинов и тружеников тыла должны помнить об этом, чтобы не допустить новой войны.

Ольга Еженкина