пт, 19 июль
10:53
Корсаков
+17 °С, облачно

Выбор есть всегда

4 августа 2022, 10:42ДОБРЫЕ ДЕЛА
Фото:

В селе Дачное возвращают к жизни зависимых людей

Задумывались ли вы когда-нибудь о том, что человек в той или иной степени довольно зависимое создание? Зависимость бывает разной – физической, химической, эмоциональной. Кто-то ни дня не может без социальных сетей, кто-то заедает свои эмоции, даже если нет аппетита, кто-то подвержен мнению окружающих, а кто-то – игроман. К тяжелой же «артиллерии» принято относить алкоголь и запрещенные вещества. Люди, увязшие в этом болоте, зачастую не могут выбраться без чьей-либо помощи. И такой спасательной шлюпкой является АНО «Центр социальной адаптации и реабилитации «Жизнь».

Организация работает с 2014 года. Раньше центр располагался в селе Чапаево, уже два года он находится в Дачном. Попавшие в трудную ситуацию либо сами приходят сюда, либо их приводят родные и близкие. Один из консультантов по химической зависимости, Артем Ефимов, говорит, что люди оступаются, так как на то находятся причины – у каждого своя, но есть объединяющий фактор:

— Не все способны самостоятельно вычленить болевые состояния, которые хочется «залечить». Это может быть психологическая травма, не самые лучшие отношения с окружающими и так далее. Употребление – лишь следствие, способ уйти от сложностей хотя бы на время. Зависимость – такая же болезнь, как и многие другие, где можно добиться позитивных изменений. К осознанию этого мы и приходим здесь. Наша деятельность заключается в том, чтобы дать человеку возможность увидеть проблему, признать ее и сделать правильный выбор.

Людей, оказавшихся в сетях, лечат те, кто прошел через подобное. Артем работает в центре 3 года. До этого он сам проходил здесь реабилитацию:

— Здоровый больного не поймет. Даже если прочтет сотни книг, просто не сможет прочувствовать то, что ощущает человек, попробовавший вещества. А тот, кто сумел преодолеть тягу, способен подсказать и другому, как этого добиться.

Зависимый далек от реальности. Он оторван от нее. Его жизнь крутится только вокруг того, где взять очередную порцию «радости», чтобы обезболить себя и физически, и душевно. Так пролетают дни, в которых постепенно теряется всякий смысл. Любое вещество, изменяющее сознание, заставляет людей быть несвободными. Человек теряет контроль над всеми процессами, независимо от того, хочет он того или нет. Попросту не может отказаться, когда в компании употребляют. Но только достигнув дна есть шанс выплыть наверх – к свету. Возврат в действительность происходит очень болезненно. Работа у сотрудников центра непростая, потому что нуждающегося в помощи зачастую привозят родственники, мужья или жены, друзья и даже коллеги.

— В данном случае это не его выбор. Зависимый не видит проблему в себе, он думает, что она в других вещах или в окружении. Но у человека должен быть шанс. На самом деле сюда всех приводят обстоятельства, жизненные переживания. Постепенно, анализируя свое прошлое, люди принимают решение либо что-то менять, либо оставаться в употреблении. Но это серьезная проработка стадий отрицания, признания и принятия. Я смог остаться здесь только со второй попытки, в первый раз было стойкое отрицание того, что со мной что-то не так. Но чем быстрее ты отпустишь свои убеждения, тем скорее наступит свобода, — рассказывает консультант.

Артем, начавший употреблять, потому что это было модным веянием, прошел реабилитацию и период социальной адаптации. Добился стойкой ремиссии. Он осознает природу болезни, может ее контролировать и теперь помогает отчаявшимся выбирать другую дорогу – трезвую и чистую. В какой-то момент его пригласили в центр на должность консультанта. Согласился.

— У меня опыт употребления более 20 лет, я перепробовал все. Достиг того порога, через который мало кто может переступить, осилить его. Я вообще не должен находиться здесь, потому что, честно признаться, думал, что умру, уже был к этому готов, — делится сотрудник организации. — Та жизнь затягивает с первого «просто попробую». А потом еще и еще. И вот ты уже не в силах что-либо контролировать. Но мне выпал шанс, и я им воспользовался. Наверное, у Вселенной на меня другие планы.

Центр «Жизнь» – двухэтажный дом с участком, где много зелени, кустарников и плодовых деревьев. Свежий воздух и отдаленность от города – хорошие условия для выздоровления. Полный курс реабилитации составляет 7 месяцев. Выходить в мир, где опасность и соблазны подстерегают на каждом шагу, запрещено. Лишние эмоции и переживания нежелательны, потому что человек в этот период очень нестабилен. Его психика настолько уязвима, что даже самая безобидная новость может привести к срыву. С близкими отношения поддерживают по телефону. Случается, что люди сбегают. Но благодаря общим усилиям специалистов и родственников удается вернуть зависимого в программу.

Приезжают не только из разных районов области, но и с других городов страны – для многих важно сменить обстановку, хотя бы на время реабилитации.

День распланирован таким образом, чтобы максимально занять человека. От подъема до отбоя время проходит незаметно, но продуктивно. Люди приучаются к элементарным вещам – распорядку, обычному человеческому общению, бытовым делам, ведь многие даже не умеют приготовить еду или никогда не держали в руках половую тряпку. Здесь создается впечатление дружной и крепкой семьи, где подставят плечо в трудной ситуации. Все вместе делают зарядку, готовят обед, кто-то занимается стиркой, кто-то колет дрова – в доме печное отопление. Так, по крупицам, люди собирают себя. Важным моментом терапии являются групповые занятия, где каждый делится своим опытом. Еще все реабилитанты ведут записи в дневнике. Изливают на бумаге то, что они пережили, облекают чувства и эмоции в слова, чтобы со стороны взглянуть на себя, на свою прошлую жизнь и задаться вопросом, а была ли она?

Артем говорит, что групповой подход к реабилитации – более действенный, а физический труд помогает освободить голову, ведь горе в ста процентах случаев – от ума. При этом ко всем клиентам специалисты ищут индивидуальный подход, ведь истории у всех разные.

Важно, что работают не только с зависимыми. Но и с созависимыми. В их роли часто выступают родственники, у которых навязчивая идея всеми силами помочь оступившемуся. Но, как отмечают в центре, синдром «спасателя» может только усугубить ситуацию. Среда поддерживает употребление, даже если с первого взгляда кажется иначе. Поэтому специалисты объясняют, как вести себя, когда человек вернется домой, как создать условия для поддержания выздоровления.

— Работа с родителями и близкими людьми просто необходима, потому как 70% срывов происходит из-за требований или ожиданий семьи. Но порой человека нужно просто отпустить и вернуться к своей жизни, не подпитывать его убеждения, — отмечает консультант.

На сегодняшний день проходят реабилитацию 19 человек. Это и мужчины, и женщины разного возраста. А среди тех, кто уже прошел полный курс и «вышел в мир», есть 31-летняя мама троих детей Анфиса (имя изменено).

Ее история «сгорания» началась тихо и незаметно. Зависима с 13 лет, именно тогда познакомилась с алкоголем. Похмельный синдром лечила наркотиками.

Девушке казалось, что она все контролирует, потому что в привычном понимании запоев не случалось – она употребляла по выходным, по праздникам, в принципе, как и все. Хотя в первое время после дикого похмелья могла неделями не смотреть в сторону бутылки – так ей было плохо.

Вышла замуж, на свет появился первый ребенок. Супружеская жизнь не сложилась. Анфиса повторно связала себя брачными узами, родила двоих детей. На тот момент алкоголь и наркотик стали настоящими друзьями – «помогали» налаживать социальные связи, справляться с рутиной повседневных дел и усталостью после трудовых будней. Сформировался определенный круг людей, с которыми она таким образом «отдыхала». Также умело совмещала разные роли: идеальной мамы и жены, следила за домом, огородом, трудилась на двух работах. Ей и правда казалось, что все хорошо.

Муж Анфисы был против употребления, но она все равно пила, только уже не в шумных веселых компаниях, а дома, под его присмотром. Постепенно количество выпитого увеличивалось, а выбор падал на напитки покрепче. Периоды такой разгрузки ощутимо затягивались – мама троих детей могла находиться в запое неделями. Потому что любая стрессовая ситуация требовала «обезболивающего».

Близкие пытались помочь: снимали ручки с дверей и окон, чтобы не было возможности уйти и напиться, но это не приносило никаких результатов. Когда-то любящая жизнь девушка начала сбегать, прятаться по заброшенным домам, стройкам, где находила мнимое успокоение и разделяла с пустотой очередную стопку.

В итоге абсолютно все сферы существования оказались разрушенными. К 28 годам алкоголь уже стал врагом, принося разные последствия, которые она разбирает по сей день.

— Спиртное превратилось в хозяина. С родными отношения испортились: отвернулись брат с сестрой, на момент, когда я приняла решение ехать на реабилитацию, с мамой не разговаривали более полугода, хотя живем в соседних домах. С детьми, с мужем все связующие нити распадались, — рассказывает Анфиса. — Из красавицы и умницы я превратилась в беспринципное чудовище, которые просыпается только ради того, чтобы выпить.

По словам молодой женщины, она опустилась на самое дно. Но у нее нашлись силы и сработало здравомыслие, чтобы попросить помощи. Так она оказалась в центре:

— Хотя до всех этих событий я неоднократно проходила разные формы лечения, ни одно из них не сработало. Наверное, потому что пытались избавиться от симптома, а не от причины. Здесь же мы досконально прорабатываем проблему.

Но для Анфисы выздоровление не было легким, несмотря на то, что вокруг все друг другу помогали – и морально, и физически. Все ее стереотипы и убеждения оказались воздушными замками, поэтому приходилось по кирпичикам строить новый фундамент.

Спустя пять месяцев реабилитации девушка прошла двухмесячную социальную адаптацию. В этот период подопечным центра разрешено жить дома, но ежедневно, кроме выходных, необходимо посещать занятия.

— Нам говорили об инструментах, которыми мы будем пользоваться по возвращении домой, только я не понимала, о чем идет речь. Но они действительно работают, — уверена Анфиса. — Я научилась справляться со своими эмоциями без опьяняющих средств. Стала более открытой миру. Живу в небольшом селе, и вопросов от соседей о моем долгом отсутствии было много. На них отвечаю без агрессии. Также заново знакомлюсь с родными, со своими детьми, а они – со мной. И сейчас наши отношения строятся на принципах взаимодействия и поддержки. Близкие удивлены результатами моего возрождения, но понимают, что для меня сейчас важно находиться в ровном состоянии – без лишнего стресса и чрезмерно радостных событий.

На сегодняшний день Анфиса не употребляет 8 месяцев. И каждый новый день трезвости – это большая работа над собой. Своим опытом девушка делится с теми, кто сейчас находится на реабилитации. В качестве волонтера она приезжает иногда в центр, чтобы помочь людям, которые, как и она, выбрали жизнь. 

Ксения БЕСПОЛУДЕННОВА